Фото: Евгений Степанов / Интерпресс / ТАСС

Распространенное явление

Проблема людей с ограниченными возможностями напрямую касается 23% россиян — каждой пятой семьи в России. Из них 13% имеют в своем составе взрослого члена семьи — инвалида, 3% — ребенка-инвалида, а 8% опрошенных имеют один из диагнозов, связанных с ограниченными возможностями. Об этом говорится в докладе (есть у РБК) «Люди с ограниченными возможностями в XXI веке: новые возможности и перспективы» Комитета гражданских инициатив (КГИ), подготовленном при участии Левада-центра. Всего в нашей стране 8,4% населения официально имеют статус инвалидов, следует из данных Росстата «Положение инвалидов» за 2019 год.

Исследование Левада-центра и КГИ было направлено на изучение массового восприятия людей с ограниченными возможностями здоровья и касалось вопросов социализации, социальной дистанции, равенства и оценки качества жизни людей. Для исследования провели опрос жителей России 18 лет и старше 18–23 апреля 2019 года, объем выборки — 1625 человек.

Несмотря на то что с инвалидами в семье живут почти четверть россиян, одиночество — одна из самых распространенных проблем, с которой те сталкиваются. Согласно опросу, около 24% инвалидов живут одни. Как правило это вдовы и вдовцы старшего возраста, эта проблема актуальна для пожилых людей и без ограничений по здоровью.

Инвалидность во многом является возрастной проблемой. Две трети людей, имеющих ограниченные возможности здоровья, старше 55 лет.

Одна из основных проблем, которая есть у людей с инвалидностью, — трудоустройство. По данным Росстата, за период с 2013 по 2018 год численность работающих инвалидов сократилось на 700 тыс. — с 2,34 млн до 1,64 млн. Всего в России 12,1 млн инвалидов. О малом количестве трудоустроенных инвалидов говорят и данные опроса. Только 4% людей работают или учатся в коллективе с инвалидами.

В Министерстве труда и соцзащиты не уточнили, почему уменьшилось количество работающих инвалидов, но сообщили РБК, что ведомство работает над пакетом документов, который должен повысить уровень занятости людей с ограниченными возможностями здоровья. «Проведение эксперимента с целью совершенствования регулирования вопросов установления и выполнения квоты для приема на работу инвалидов в рамках пилотного проекта рассчитано на пять лет — с 1 января 2020 года до 31 декабря 2025 года. «Пилотными» регионами выбраны Якутия, Воронежская, Орловская, Свердловская и Тверская области. В рамках «пилота» предусмотрены средства на создание рабочих мест для инвалидов и их профессиональное обучение. Также министерство готовит поправки в КоАП, чтобы усилить ответственность работодателей за неисполнение квоты по приему на работу людей с ограниченными возможностями здоровья.

Материальные проблемы и неуважение

Одной из основных проблем инвалидов и их семей остается трудное материальное положение, замечают авторы доклада. По данным опроса Левада-центра, у 28% таких семей едва хватает денег на питание и одежду. Для сравнения, среди населения в целом таких семей 21%. Средний ежемесячный доход семьи, в которой есть люди с инвалидностью, составляет около 37 тыс. руб., а обычной семьи — 41 тыс. руб.

Об ущемлении прав, дискриминации, неуважительном отношении говорит каждый пятый респондент с ограничениями по здоровью. В обществе, делают вывод авторы исследования, эту проблему понимают, потому что ее назвала и одна пятая здоровых респондентов. «Однако степень погружения в жизнь людей, страдающих физическими или психическими ограничениями здоровья, сочувствие и готовность участвовать в решении таких проблем пока остается невыраженной и требует дальнейшего рассмотрения», — подчеркнули в КГИ.

По мнению авторов исследования, дистанцирование от инвалидов открыто не выражается, но косвенно проявляется в аргументации о необходимости раздельного обучения здоровых детей и детей с ограниченными возможностями. Готовность одобрить совместное обучение детей с разными физическими характеристиками выразили 46%, сегрегированное обучение в той или иной форме поддержали 48%. В то же время совместно работать с инвалидами готовы 68%, 25% респондентов считают необходимым создание раздельных рабочих мест. Авторы доклада связывают такое расхождение с тем, что забота о благополучии своих детей — одна из предельных ценностей в современном российском обществе. «Латентные предрассудки в данном случае быстрее выходят на поверхность», — отмечают эксперты КГИ.

При этом большинство респондентов на вопрос, какие чувства вызывают у них и среди их окружения люди с ограниченными физическими возможностями, инвалиды, дети с ДЦП, «колясочники» и другие категории граждан с проблемами здоровья, говорят о сочувствии им — своем (76%) и других (57%). «Эта первая реакция на человеческое страдание или невозможность вести полноценную личную и общественную жизнь чрезвычайно важна, она говорит о том, что в нашем обществе утвердилась норма гуманного отношения к другим, подобным себе, но лишенным целого ряда возможностей пользоваться теми благами, которые доступны здоровым людям». — считают эксперты КГИ.

Что нужно изменить

Четверть опрошенных россиян (24%) считают, что государство исполняет свои социальные обязательства перед инвалидами; почти столько же (23%) полагают, что власти практически ничего не делают в этом отношении. Но основная масса — почти половина опрошенных (48%) — склонна полагать, что «что-то делается, но этого явно недостаточно».

Система медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов в стране нуждается в «радикальном реформировании», полагают в КГИ. Так, в комитете отмечают, что практикующие врачи по медико-социальной экспертизе не знают положений Международной классификации функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья и не умеют ее применять. Они руководствуются Международной классификацией болезней десятого пересмотра (1990 года). Из-за этого классификация и критерии установления инвалидности и оценки ограничений не в полной мере соответствуют международным подходам.

Директор московского Центра паллиативной помощи, учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер также полагает, что систему необходимо менять. «Система медико-социальной экспертизы и Фонда социального страхования совершенно себя изжила. Они работают и против системы социальной защиты, и против человека. Порой кажется, что в них все проблемы и упираются. Это, конечно, не так, но они вне системы. Они сами в себе и сами для себя. Они точно не для людей», — указала она.

Функции, которые выполняют учреждения медико-социальной экспертизы (МСЭ), дублируют функции других организаций социальной сферы, также указывают в КГИ. Так, МСЭ проводят обследования на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма, но этим же занимается врачебная комиссия в лечебных учреждениях

Кроме того, уверены в КГИ, кадровая структура учреждений МСЭ не соответствует ее целям и задачам. В состав типового бюро медико-социальной экспертизы входят три врача, из которых только один — специалист по МСЭ. Следовательно, заключение принимается одним человеком, что зачастую необъективно.

Другие проблемы — записи специалистов для индивидуальных программ реабилитации носят формальный характер, доступность услуг МСЭ, сложная процедура обжалования экспертных решений МСЭ, коррупция в системе, неразвитый рынок помощи инвалидам, несоответствие пособий и необходимых расходов, которые возникают из-за проблем со здоровьем.

Эксперты КГИ делают вывод, что необходимо передать МСЭ из системы Минтруда в систему здравоохранения, создать на ее базе научно-практический центр по медико-социальной экспертизе и реабилитации инвалидов, возложить функции по установлению инвалидности на врачебные комиссии, добавить в национальный проект «Здравоохранение» раздел, посвященный профилактике инвалидности.

В Минтруде не согласились с выводами КГИ, что систему необходимо менять. В ведомстве заявили РБК, что за последние пять лет был разработан ряд документов, «применение которых позволило значительно уменьшить субъективные оценки экспертов учреждений медико-социальной экспертизы при рассмотрении вопросов, связанных с установлением инвалидности, и повысить прозрачность и проверяемость принятых решений».


Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Полина Звездина, Евгения Кузнецова